15:37 

Тайны прошлого, далёкого и не очень

-Hiromi-
срочно передам заказ на SOOM: голова Nephelin + крылатое тело Amphibel
wtfcombat2015.diary.ru/p202445906.htm

Название: Тайны прошлого, далёкого и не очень
Автор: -Hiromi-
Бета:
Размер: миди, 5 870 слов
Пейринг/Персонажи: Конрад/Юури, Йозак, Гвендаль, Гюнтер, Вольфрам
Категория: слэш
Жанр: приключения
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: последствия одного падения...
Примечание: все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними
Размещение: запрещено без разрешения автора

Юури приподнял веки, но тут же снова зажмурился – показавшийся нестерпимо-ярким свет больно резанул по глазам. Поморгав, мао сделал новую попытку оглядеться. И первое что он увидел – склоненное над ним знакомое встревоженное лицо.
Конрад. Значит, всё хорошо, всё в порядке. Юури облегчённо вздохнул.
– Как ты себя чувствуешь? Подожди, не делай резких движений, – мягкий голос был полон заботы.
Мао осторожно пошевелил пальцами, затем поочерёдно согнул и разогнул ноги в коленях. Руки-ноги и тело оказались в полном порядке, чего нельзя было сказать о голове.
– Что произошло? – спросил Юури.
Судя по сильной головной боли, скорее всего мао в очередной раз обо что-то запнулся или куда-нибудь свалился и ударился головой.
– Ты не помнишь?
– Ээ… нет.
В карих глазах защитника промелькнуло беспокойство.
– Половицы под тобой разломились, и ты упал вниз.
Юури не помнил никаких половиц.
– А что было до этого?
– До этого? – Конрад всерьёз встревожился. – Что последнее ты помнишь?
– Ну…
Юури никак не мог вспомнить, что же последнее он помнил. То есть он определённо что-то помнил, но что именно? Это казалось полным бредом!
– Не волнуйся! – защитник почувствовал нарастающую панику мао. – Отдохнёшь, придёшь в себя, и всё станет на место!


Мурата сложил руки на груди.
– Что ж, своё имя ты не забыл. Узнаёшь всех нас, осознаёшь, что ты мао и находишься в Шин-Макоку. Помнишь все события жизни и на Земле, и в этом мире, – подытожил Кен, но тут же исправился, – ну, почти все…
Всё-таки не зря Мурата был реинкорнацией Великого Мудреца. Срочно вызванный из храма, он спокойно выслушал подробности происшествия с мао и тут же приступил к обследованию пострадавшего. Обследование представляло из себя множество вопросов, большинство из которых звучало довольно глупо: «твоё полное имя?», «как зовут твою маму?», «кем работает твой отец?», «кто такие Вольфрам, Гвендаль, Гюнтер, Конрад?», «какое сегодня число?» и тому подобное. Впрочем, именно один из этих элементарных вопросов и выявил источник проблемы: порядком раздраженный Юури неожиданно запутался, называя дату.
– Всё ясно. У тебя провал в памяти. И довольно большой, – почти торжественно объявил Мурата.
Мао такой диагноз совсем не обрадовал, но спорить с другом он пока не стал, решив сначала выслушать подробности.
– Ты не смог сходу назвать сегодняшнее число, – пояснил Кен.
Юури не выдержал:
– Не сразу, но я же его вспомнил! Я сначала немного забыл, но ведь вспомнил же и назвал!
Мурата поправил очки и вздохнул:
– День, который ты назвал, был десять месяцев назад.
– Что?.. Как это?
– У тебя из памяти выпал довольно большой период времени. Возможно, вследствие удара головой.
– И что делать?
– Ну… поесть какие-нибудь витамины и минералы для улучшения памяти. Погулять по знакомым местам, побыть с близкими людьми. Возможно, ты скоро сам всё вспомнишь.
– А если не вспомню?!
Кен пожал плечами:
– Несколько месяцев – это не несколько лет. Хотя, конечно, за это время много всего произошло, но расспросив окружающих, ты сможешь компенсировать утраченную память собранной информацией. У тебя ведь не самый худший случай: живут же люди с полной амнезией, и ничего, справляются.
– Успокоил, называется, – проворчал Юури.
«Спасибо хоть не посоветовал стукнуть по голове ещё раз в качестве лечения».


Разговор с Муратой многое разъяснил, но настроение не улучшил. Юури стоял у окна в спальне и рассеянно наблюдал за лениво ползущими облаками. Лежать ему не хотелось, хотя после дороги и следовало отдохнуть: сразу после возвращения его осмотрела Гизела, затем последовала беседа с Муратой, потом обед, который принесли прямо в комнату. А в промежутках мао приходилось вымученно улыбаться, уверяя обеспокоенных друзей, что с ним всё в порядке и по сто раз пересказывать события своего «пробуждения». Транспортировка от злосчастного дома-развалюхи, при исследовании которого и пострадал Юури, до замка прошло гладко. Конрад посадил мао впереди себя, а Ао послушно шла рядом, так что и повод держать не нужно было. Юури даже удалось немного подремать, удобно устроившись в поддерживающих его руках защитника. Конрад старательно выбирал ровную дорогу, чтобы уменьшить тряску, и часто останавливался на отдых. Поэтому Юури почти не устал. Голова болела уже меньше, и ему хотелось поскорее порасспрашивать друзей о событиях последних месяцев. Но вместо этого его почти насильно оставили одного в комнате, заставив соблюдать постельный режим.
Это немного напоминало то состояние, когда мао ещё не мог контролировать свои переходы. Тогда между его визитами в этом мире проходило иногда очень много времени и происходило много разных событий. Очень важных событий. Возвращаясь в Шин-Макоку, мао обнаруживал, что управляемая им страна на грани войны то с Ковалькадой, то с Великим Шимароном. А однажды о его появлении проведали враги и напали на встречающих, тогда Гюнтер был ранен отравленной стрелой. А Конрад… именно тогда Конрад потерял руку… И Юури ничего не знал о его судьбе, ничего не мог сделать!
Тяжёлые воспоминания болью отозвались глубоко в груди. Мао сжал кулаки так сильно, что пальцы побелели. Он больше не мог ждать.
Фраза, вскользь брошенная Муратой: «Хотя, конечно, за это время много всего произошло» могла означать всё что угодно. А уж зная скрытный характер Мудреца…
Терзаемый нехорошими предчувствиями, Юури подошёл к двери. Но та, к его удивлению, легко открылась. Какое счастье, что заботливым друзьям не пришла идея запереть короля, пусть и ударившегося головой!
Мао тихонько выскользнул из комнаты, собираясь разыскать кого-нибудь, кто бы мог вкратце описать события исчезнувших из памяти Юури десяти месяцев. Правда сделать это оказалось непросто. Замок будто притих, боясь потревожить покой нуждающегося в отдыхе правителя. Посвящать же во все дела изредка встречающихся служанок или стражников не хотелось.
Долгое блуждание по коридорам дало о себе знать усиливающейся болью, да ещё к тому же голова начала немного кружиться. Мао уже подумывал о возвращении в спальню, как вдруг заметил фигуру, облачённую в синюю военную форму.
– Вольфрам!
– Почему ты здесь? – встревожился блондин. – Ты же должен соблюдать постельный режим!
– Гизела сказала, что со мной всё в порядке и скорее всего, у меня даже сотрясения мозга нет, – успокоил Юури.
– Конечно, потому что у тебя мозгов нет – бродить по замку в таком состоянии! – фыркнул Вольфрам.
– Послушай, мне нужно знать, что важного произошло за последние десять месяцев! Может быть, это какие-то внутренние дела Шин-Макоку или отношения с другими странами? Я должен знать!
Видя такой серьёзный настрой, блондин задумался:
– Да вроде ничего важного не происходило. Кроме твоей свадьбы, вообще ничего особенного и не было.
– Что? – не расслышал Юури.
– Я говорю… – но договорить Вольфраму не удалось из-за появившегося рядом с ними возмущённого белого торнадо.
– Ваше величество, что вы здесь делаете?! – воскликнул Гюнтер. – Вы должны отдыхать! Немедленно возвращайтесь в вашу комнату!
Наставник схватил мао за руку и потащил за собой. Попытки убедить в том, что Гизела признала Юури практически здоровым, не возымели на фон Крайста никакого действия: советник твёрдо решил вернуть короля назад в его комнату.
– Но я должен… – Юури, едва успевавший за несущимся на всех парах фон Крайстом, случайно повернул голову к окну.
Конрад в одиночестве тренировался во дворе.
– Гюнтер, пожалуйста, позволь мне поговорить с ним! Я ведь уже всё равно здесь. Честное слово, я сразу же отправлюсь в постель!
Неожиданно Гюнтер остановился и разжал руку.
– Обещайте, что вернётесь в комнату и отдохнёте, – серьёзно попросил наставник.
– Обещаю! – радостно выпалил мао.
Ему очень хотелось бежать со всех ног, но он боялся, что тогда советник наверняка передумает и не отпустит его. Поэтому пришлось идти нарочито медленным шагом.
Конрад убрал меч в ножны и поспешил навстречу:
– Юури, ты не должен был вставать. Как ты себя чувствуешь?
– Всё отлично! Просто я хотел узнать, не произошло ли за эти десять месяцев, о которых я ничего не помню, что-нибудь важное. А то мне как-то не по себе! В этом мире постоянно что-нибудь случается: то войны, то нападения тёмных властелинов…
Конрад улыбнулся:
– Да нет, ничего такого. К счастью, всё спокойно.
– Мне и Вольф так сказал. А ещё упомянул, кажется, какую-то свадьбу.
На лице защитника на мгновение промелькнула тень.
– Думаю, Вольфрам имел ввиду нашу свадьбу.
– Нашу что?
– Свадьбу. Юури, мы с тобой поженились.
– К…как?!
– Вольфрам разорвал помолвку. И ты сделал мне предложение.
Юури очень сожалел, что поблизости нет стула, потому что ему вдруг очень захотелось присесть.
– Я опять случайно нарушил какую-то древнюю традицию мазоку? Или это был какой-нибудь трюк?
– Нет, это была настоящая свадьба. Ты сказал, что хочешь всегда быть со мной, так же, как и я.
– Настоящая? Но… Ты хочешь сказать, что мы целовались… и всё остальное делали тоже?!
– Да.
Конрад не шутил. Он не улыбался и казался действительно растерянным, как и сам Юури.
– Но мы же оба парни! Этого просто не может быть! – мао попятился.
– Юури, тебя никто ни к чему не принуждает! Я вернусь в свою старую комнату. Ты обязательно всё вспомнишь.
– Я... Мне нужно побыть одному, – мао развернулся и пошёл прочь.
Конрад не стал его останавливать, и Юури был действительно благодарен за это.
Не хватало ещё, чтобы друг увидел его пунцовое лицо! А в том, что щёки предательски покраснели, мао даже не сомневался, так сильно горела кожа. «Невозможно! Невозможно!» – твердил он про себя. – «Чтобы между нами было что-то…». Юури попытался представить поцелуй с Конрадом. Губы Конрада, на которых вечно играет мягкая улыбка, заботливая или немного ироничная, прикасались к его губам? А руки защитника, сильные, уверенные, но всегда осторожные… Мао отчаянно затряс головой, пытаясь прогнать странные видения, сами собой возникающие перед глазами. Да как вообще можно думать о подобном?!
Юури двигался на ватных ногах по коридору, голова кружилась, но он боялся остановиться, ведь тогда навязчивые мысли окончательно завладели бы его разумом. Мао шёл куда глаза глядят, а когда туман в мозгу рассеялся, он неожиданно обнаружил себя стоящим перед знакомой дверью.
Кабинет Гвендаля. Юури толкнул дверь и шагнул внутрь.
Фон Вальде поднял глаза от бумаг и молча посмотрел на вошедшего.
– Гвендаль, это правда? Конрад рассказал мне… – мао жалобно смотрел на маршала, ожидая ответа.
– Да. Это правда.
– Я ничего не понимаю! Как такое могло случиться?
– Между вами двумя всегда была особенная связь. Поэтому я и согласился на эту свадьбу. Вы оба выглядели по-настоящему счастливыми. Это было твоё решение. А он готов был ждать тебя всю жизнь. После войны, потеряв друзей, потеряв Сюзанну-Джулию, Конрад словно перестал жить. Существовал, ел, спал, говорил, но был будто мёртв. Твоё рождение вернуло его к жизни, а твоё появление в Шин-Макоку сделало его счастливым.
– Я его обидел. Наговорил разного и ушёл…
– Конрад всё понимает. И он снова будет ждать столько, сколько потребуется.
– Мне нужно извиниться перед ним, – Юури направился к двери, но потом обернулся. – Гвендаль, спасибо!
Не успел мао отойти от кабинета, как увидел буквально летящего по коридору советника.
«Я же совсем забыл про обещание! Ох, и попадёт же мне!» – испуганно подумал Юури.
– Ваше величество! Почему вы не в постели?! – негодовал Гюнтер.
На этот раз можно было даже и не мечтать отделаться от заботливого наставника, и Юури пришлось послушно следовать за ним. Когда они добрались до королевской спальни, Гюнтер зловеще пообещал:
– Я уложу вас отдыхать, даже если мне придётся привязать вас к кровати!
Мао решил не испытывать судьбу и нырнул в постель, натянув одеяло до подбородка. Когда Гюнтер вышел, за дверью послышался звякающий звук.
Юури встал и убедился, что дверь заперта. Ничего не оставалось, как снова вернуться в кровать.
Как ни странно, но глаза и правда начали слипаться.


Мао проснулся, когда солнце уже светило вовсю.
К сожалению, никаких зацепок о забытых десяти месяцах так и не удалось вспомнить, зато перед глазами всё ещё стояло растерянное лицо Конрада. Юури видел защитника разным: весело смеющимся, серьёзным, ожесточённым после боя… Но таким расстроенным – никогда раньше. Да ещё и причиной этому стал сам Юури!
Отчаянно хотелось поскорее извиниться перед Конрадом, но Юури не знал, как это сделать. Вчера он повёл себя просто ужасно, даже не пытаясь выслушать, не разобравшись, наговорил другу гадостей.
Пора было бы уже привыкнуть к тому, что очень часто Юури ничегошеньки не помнил, когда превращался в Мао и использовал мадзюцу. Тогда, очнувшись, он с удивлением слушал рассказы о великих подвигах своего альтер-эго. Но в этот раз всё было иначе. Нельзя было свалить случившееся на другую личность, за все действия нёс ответственность только он сам. Пусть даже он этого не помнил. Наверняка были причины, раз Юури сам сделал предложение. Должно же существовать какое-то объяснение…
Поглощённый этими мыслями, мао не сразу услышал стук в дверь, а повернувшись, увидел знакомую улыбку.
– Доброе утро, Юури! Как спалось?
– Конрад!
Возможно ли, что защитник не обиделся на вчерашнее поведение мао?
– Конрад, прости меня. Я не сразу тебе поверил, ушёл, даже не поговорив, и…
– Я всё понимаю. Я буду ждать, столько, сколько потребуется.
– Я правда ничего не помню. Совсем. Но я обязательно во всём разберусь и всё-всё вспомню! – пообещал Юури.
– Как ты себя чувствуешь?
– Намного лучше.
– Отлично, тогда я распоряжусь, чтобы принесли завтрак.
– Принесли? Мне опять есть здесь?
– Теперь тебя раньше недели из комнаты не выпустят. Вчера от Гюнтера досталось всем, кто с тобой разговаривал.
– И Гвендалю?! – не поверил Юури.
– И Гвендалю. Гюнтер беспощаден, когда дело касается здоровья мао.
Впрочем, фон Вальде совсем не выглядел виноватым, когда после обеда заглянул, чтобы справится о здоровье короля.
– Ну раз вы чувствуете себя лучше, то наверняка сможете просмотреть эти бумаги. Вчера я составил краткий список основных дел за прошедшие десять месяцев. – Гвендаль положил на тумбочку увесистую кипу документов.
Раньше мао начал бы про себя придумывать причину избежать разбора всех этих папок, но в этот раз он искренне поблагодарил маршала.
– Спасибо большое! И прости, что тебе пришлось сделать столько дополнительной работы… Я обязательно всё прочитаю!
Кажется, такая необычная реакция короля не на шутку удивила фон Вальде, потому что пробормотав: «Выздоравливайте, ваше величество», гость заторопился уйти.


Всё время вынужденного сидения взаперти Юури и вправду потратил на детальное изучение отчётов Гвендаля, прерываясь лишь на еду и сон. К концу третьего дня «домашнего ареста», как мао окрестил про себя постельный режим, он был полностью в курсе дел за последние месяцы. И хотя это никак не помогло вернуть воспоминания, но уверенности действительно прибавило.
Благодаря ежедневным сеансам лечения Гизелы головные боли больше не беспокоили Юури, и он чувствовал себя великолепно. Конрад, часто навещавший мао, улыбался, шутил и вёл себя как обычно. Он не торопил, не требовал немедленного ответа, а наоборот, ни разу не поднял тему свадьбы, поэтому Юури почти перестал переживать из-за этой проблемы. Тем более мао решил про себя, что всё равно сейчас ничего не сможет с этим поделать. Говорить с Конрадом было слишком неловко, советоваться с Шери, Гизелой или Аниссиной – лучше сразу умереть на месте. Пожалуй, могла бы помочь беседа с кем-то того же возраста, но выслушивать подковырки Мураты совсем не хотелось. Оставался ещё Вольфрам, но что-то подсказывало Юури, что трогать его не стоило. В конце концов единственным, кто серьёзно воспринимал глупую случайность с помолвкой, в которую мао вляпался, когда впервые попал в Шин-Макоку, был именно Вольфрам. И пусть он и был инициатором её расторжения, ещё не известно, что он чувствовал на самом деле.
Таким образом, все дела оказались улажены или отложены на неопределённый срок, и беспокоиться было уже не о чем. Оставался только один нерешённый вопрос. А именно…
– Конрад, а что мы делали в том старом доме?
Защитник вздохнул. Похоже, он надеялся, что непоседливый мао так и не вспомнит об этом.
– Ну, это долгая история.
– Когда так говорят, обычно становиться только интереснее! Давай, рассказывай! – Юури устроился поудобнее, приготовившись слушать.


– Давным-давно жил один мазоку по имени Карл Мердер. И был он мастером, да таким, что его работы славились не только в Шин-Макоку, но и во всём мире. Мердер создавал кукол, настоящие произведения искусства, обладателями которых мечтали стать самые богатые представители знати со всего света. Эти необычные куклы заслужили известность, а имя создателя превратилось в легенду.
– И что в этих куклах было такого особенного?
– Они были сделаны так реалистично, что казались одушевлёнными. А те, кому посчастливилось держать их в руках, клялись, что ощущали тепло, словно от живого тела.
Юури уже приходилось сталкиваться со странными куклами в Шин-Макоку. Например старенькая сломанная игрушка, которую принесли дети, прося починить её с помощью магического артефакта, способного отремонтировать всё что угодно. Когда мао поднёс масеки, кукла неожиданно изменилась: волосы на её голове начали расти, от царапин не осталось и следа. Но самое ужасное, из круглых синих глаз вдруг покатились самые настоящие слёзы! Кукла плакала! От одних воспоминаний Юури передёрнуло. А ведь была ещё кукла-окику, стреляющая лучами! Когда тело Гюнтера находилось под действием яда Винкоттов, душу советника переселяли в окику. При этом характер спокойного и рассудительного фон Крайста жутко портился – любой, посмевший не принимать его в серьёз в новом образе немедленно вызывал гнев и навлекал на себя кару в виде испепеляющих лазерных взглядов. Обитателей замка спасало лишь то, что меткость у разбушевавшейся куклы была не слишком высокой.
Да и в культуре родной Японии фигурки людей играли немалую роль, что уж там. Например передаваемые по наследству, как семейные реликвии куклы, изображающие императорскую семью и ставшие символом праздника Хинамацури. Или удивительные механические каракури.
Тем временем Конрад продолжал свой рассказ:
– Цена сохранившихся экземпляров постоянно растёт. Сейчас каждый стоит целое состояние. Мастер работал один и не брал учеников, поэтому после его исчезновения вместе с ним пропал и секрет изготовления.
– Мердер исчез? – Юури насторожился. – Его загрызли ожившие куклы?!
Мао никогда не был терпеливым слушателем, он всегда спешил высказать своё мнение, даже если его догадки звучали по меньшей мере странно. Конрад улыбнулся.
– Кто знает… Эта тайна до сих пор не раскрыта. В молодости Карл жил и работал в городе, но все, кто был с ним знаком, говорили о его ужасном характере. В конце концов, накопив денег, уже будучи не молодым, Мердер построил огромный дом в лесу, и поселился там с несколькими слугами. Раз в месяц он выезжал в город, чтобы купить продукты и материалы, и продать в магазин, с которым он сотрудничал, готовых кукол. Ворчливый старик ни с кем не дружил, не принимал гостей, а доверял лишь своим верным слугам. Так продолжалось много лет, и вдруг Мердер пропал. Прошло два месяца, а он так и не появился в городе. Владелец магазина и другие горожане, беспокоящиеся о пожилом мастере, отправились в его окруженный лесом дом и обнаружили жилище совершенно пустым. Все его обитатели словно испарились! Также пропали все личные вещи и ценности, лошади и повозка.
– То же мне, тайна… – разочарованно протянул Юури. – Если старик и правда был таким ужасным занудой, да ещё и богачом, то он мог поругаться со слугами. Они его убили, забрали все ценности и сбежали.
Конрад скептически посмотрел на своего неусидчивого слушателя.
– Ладно, могло быть и по-другому. Мастер уже был очень старым, он умер сам по себе, а слуги решили забрать все ценности в качестве награды за свою многолетнюю службу, и сбежали, – предложил мао другой вариант развития событий.
– Ни тело, ни могилу нигде не нашли.
– Может, его труп превратился в кохи и улетел, – парировал юный детектив. Хотя он и плохо разбирался в летающих скелетах, но так просто сдаваться не собирался.
Конрад покачал головой.
– Тогда слуги закопали тело где-нибудь в лесу, вот никто и не нашёл, – такой вариант казался более правдоподобным, но и более скучным. – В любом случае, в этом нет никакой мистики. А что было потом?
– Дом, пользующийся дурной славой, да ещё и стоящий далеко от другого жилья, оказался заброшенным и забытым на долгие годы. Пока однажды проезжавший мимо него путешественник не увидел в окнах второго этажа свет.
– Там, наверное, поселились бомжи. Или разбойники устроили логово!
– Когда путешественник вошёл в дом и поднялся на второй этаж, внутри было пусто. Всё покрывала паутина и толстый слой пыли, даже следов нигде не было. И свет тоже исчез.
– Тогда это было привидение! – наконец оживился Юури.
– Пошли слухи, что в доме спрятано сокровище, ведь талантливый мастер жил очень скромно и, скорее всего, накопил несметные богатства. Многие искатели приключений и лёгкой наживы обшаривали строение от крыши до подвала, но всё напрасно. Даже перекопали землю вокруг, осмотрели каждый камушек в лесу недалеко от дома.
– А призрак? Его больше не видели?
– В том-то и дело, что видели. Рассказывали о таинственных огнях, время от времени появляющихся в окнах дома. Все решили, что это дух жадного старика охраняет свой клад.
– Значит, мы собирались поймать привидение! А я-то гадал, что же интересного могло быть в той громадной развалюхе, – Юури весь сиял в предвкушении приключений. – Когда мы туда поедем? Может завтра?
Конрад чуть не схватился за голову. Ему очень хотелось сказать: «Никогда!», но он сдержался, хоть и с трудом.
– Это слишком опасно. Перекрытия сгнили, доски рассыпаются от старости. И там нет ничего интересного.
– А как же клад? И привидение? – не отступал мао.
– Множество искателей сокровищ осмотрели его до нас – там пусто. Ни кукол, ни драгоценностей там нет! А привидений не существует.
– Драконы и летающие скелеты есть, а привидений нет? Да мы же сами видели дух королевы Зуратии, мамы Греты!
– Это слишком опасно.
– Ага, вот в чём дело, – мао скарчил рожу. – Ты сейчас как Гюнтер говоришь!
Конрад поднялся.
– Не важно. Я чуть не потерял тебя по такой глупой причине!
Мао удивлённо смотрел на защитника. Конрад, всегда поддерживающий даже самые рискованные предприятия короля, впервые оказался против. Конрад был сам на себя не похож, и это пугало. Но природное упрямство Юури взяло верх.
– А как это вообще случилось?
– Мы разделились, чтобы расспросить жителей городка, вдруг кто-нибудь что-нибудь знает или помнит. Условились встретиться у старого дома Мердера, но когда я добрался туда, то обнаружил двери раскрытыми. На полу гостиной зияла огромная дыра, а ты лежал внизу, в подвале, куда ты упал, по-видимому, когда вошел в дом. Мы договаривались осмотреть дом вместе, ты обещал, что даже близко к нему не подойдёшь, но не послушался. Я задержался, и из-за этого…
– Ты не виноват, – Юури насупился. – Но это слишком странно! Возможно, я что-то заметил. Вдруг я увидел то свечение, о котором все говорят? Если бы мы могли туда поехать, я наверняка бы всё вспомнил!
Мао просяще смотрел на Конрада. Огромным тёмным глазам Юури невозможно было отказать!
– Ты не отойдёшь от меня ни на шаг! – предупредил защитник.
– Можешь держать меня за руку! – весело согласился мао.


На следующий день Юури почти пожалел об этом обещании, потому что Конрад, похоже, воспринял его слова буквально. Мао постоянно чувствовал руку защитника на своём плече. Конрад не сводил глаз с мао, будто тот мог в любую секунду исчезнуть, растворившись в воздухе. Но зато, после недолгих сборов, они вдвоём действительно отправились к таинственному дому кукольника Мердера.
Погода стояла отличная, и хотелось не спеша наслаждаться свежим ветерком и солнцем, по которым мао успел порядком соскучиться.
Путешественники проехали уже половину пути, когда Юури, оглянувшись, заметил следовавшего за ними всадника.
– Мне кажется, или это Йозак? – мао остановил лошадь, собираясь подождать спешащего к ним.
Наконец конь Гурриера поравнялся с Ао.
– Ух, я уж боялся, что не смогу вас догнать. Не хотелось бы проваливать такое простое задание.
– Задание? Ты привёз сообщение? В Замке что-то случилось и нам нужно срочно вернуться? – забеспокоился Юури.
Рыжий разведчик замахал руками:
– Нет-нет! Можете продолжать путешествие. Просто я составлю вам компанию.
– Та-ак! Это Гюнтер тебя прислал? – догадался мао.
– Гвендаль, – уверенно поправил Конрад.
– В точку, капитан. Только я не совсем понял все обстоятельства. Я только что вернулся, а весь Замок стоит на ушах из-за амнезии короля! Это что, правда?
– Ну есть немного… Но я не помню только последние десять месяцев! – попытался оправдаться Юури.
Йозак задумался и начал считать что-то, загибая пальцы.
– Это что же, выходит, вы и про свадьбу свою забыли?
Мао насупился.
– Ничего себе! И как же такое вообще можно забыть?! Так вам, что, теперь заново друг другу в любви признаваться придётся? И первую брачную ночь по второму разу устраивать? Ну вы даёте!
Юури покраснел как варёный рак, а Конрад одарил товарища суровым взглядом.
– Ладно, это не моё дело, – рыжий разведчик снова замахал руками.
Остаток пути прошёл в напряжённом молчании. Да ещё погода, будто повторяя настроение путешественников, начала портиться. Небо заволокло облаками, напоминающими толстое ватное одеяло.


Старый дом встретил очередных искателей приключений мрачной и недружелюбной тишиной. Юури с любопытством разглядывал огромный особняк и почерневшие и накренившиеся от старости хозяйственные постройки.
– Мне кажется, или то строение около леса отличается от остальных? И оно не такое древнее. Интересно, для чего оно служило?
– Это укрытие построили кладоискатели. Чтобы осмотреть весь дом и лес требовались недели и даже месяцы, исследователям нужно было где-то жить всё это время, – объяснил Конрад.
– А может, они от привидения прятались? – ухмыльнулся Юури.
В прошлый раз мао было не до любования местными достопримечательностями, поэтому сейчас ему хотелось осмотреть каждый уголок этого таинственного места. И, конечно, каждую комнату огромного угрюмого дома…
– Стоп! А как же мы попадём внутрь, если пол проваливается? – спросил Юури. Рука Конрада, лежащая на его плече, явно способствовала повышенному здравомыслию.
– Используем страховку. Сначала осмотрим гостиную и спустимся в подвал…
– Здорово! Идём скорее! – нетерпеливо перебил защитника мао.
– … мы с Йозаком, – закончил свою фразу Конрад непререкаемым тоном.
– А я?!
Конрад изобразил каменную физиономию. Гурриер только плечами пожал.
– Ладно, тогда, – Юури собирался ответить, что пока осмотрится снаружи, но решил, что это плохая идея, – я тут подожду.
– Не волнуйтесь, если мы что-нибудь найдём, захватим с собой! – ободрил Йозак.


Рыжий разведчик сдержал обещание, вывалив перед мао целую кучу пыльного мусора, когда исследователи вернулись из первого захода. Теперь у Юури тоже появилось занятие, пока друзья осматривали дом изнутри. Правда, копаться в старых тряпках, пожелтевших бумажках и обломках разных вещей было совсем не интересно.
– А это из подвала! – Йозак вытряхнул из мешка вторую порцию найденных «сокровищ».
Юури чихнул из-за поднявшейся пыли. Похоже, он не много потерял, оставаясь снаружи. Мао ковырнул палкой слежавшийся комок из тряпок. Внутри оказался какой-то грязный предмет. Юури осторожно стряхнул мусор и вытащил из свёртка…
– Кукла!
– Ого! – Гурриер нагнулся, чтобы рассмотреть находку.
Грязная, исцарапанная, с торчащими во все стороны реденькими волосами неопределимого цвета, в замусоленном платье фигурка выглядела удручающе.
– Это и есть знаменитая кукла Мердера?! – поразился мао.
– Что-то не похоже, – согласился Йозак.
Конрад взял куклу в руки и осмотрел со всех сторон.
– Это просто очень старая кукла. Если бы это была работа мастера, её бы уже давно забрали с собой кладоискатели.
Просто старая брошенная кукла… Юури вдруг стало жаль её. Сколько же она тут пролежала, никому не нужная?
Гуриер поёжился.
– Погода портится, скоро вечер. В темноте осматривать дом опасно, – предупредил рыжий разведчик. – И похоже, мы тут ничего не найдём. Лучше бы отправиться в город, пока не стемнело, и порасспрашивать там. К тому же, ночью, скорее всего, будет дождь.
– Нет! – неожиданно даже для самого себя возразил мао. – Я уверен, в доме должно быть какое-то сокровище. И огоньки… Вдруг они появятся ночью? Если хочешь, можешь ехать в город, а я хочу остаться!
– Заночуем в той постройке кладоискателей, там можно укрыться от дождя, – согласился Конрад.
– А мне вот кажется, что опросив людей, мы бы больше узнали.
– Тогда давайте разделимся. Йозак поедет в город, а мы будем следить за домом! – не уступал Юури.
В конце концов Гурриеру ничего не оставалось кроме как согласиться. Пообещав вернуться к дому Мердера после обеда следующего дня, рыжий разведчик пришпорил лошадь. Ему совсем не хотелось, чтобы собирающийся ливень застал его в дороге.
Конрад и Юури принялись искать хворост для костра и устраивать место для ночлега в «убежище кладоискателей».
Заметно похолодало. Дождь тоже не заставил себя долго ждать, роняя пока ещё редкие капли.
Мао едва успел завести коней под крышу, когда начался ливень. Похожая на стекло стена дождя утонула в сумерках.
«Убежище кладоискателей» состояло из двух разделённых перегородкой частей, одна из которых служила конюшней, а вторая предназначалась для самих исследователей. «Спальня» имела подобие очага, выложенного камнями и оборудованного отверстием для выпуска дыма. К счастью, добротно построенный домик отлично сохранился, если не считать отсутствие двери.
Конрад и Юури развели огонь и перекусили. Убирая оставшуюся еду, мао вдруг наткнулся на старую куклу. Единственную стоящую находку за день отложили тогда в сумку и забыли, но теперь можно было рассмотреть её получше.
– Странно, ты сказал, что она не похожа на кукол, созданных Мердером. Но тогда что эта игрушка делала в его доме? Ни у него, ни у слуг ведь детей не было, – задумчиво спросил у друга Юури. – Пусть она и не произведение искусства, но мне её жалко. Она такая одинокая…
– Можно взять её с собой, привести в порядок и отдать Грете. Гвендаль сделает новые волосы и платье. Или можно использовать камень масеки, способный отремонтировать всё что угодно. Помниться, ты уже применял его, чтобы починить детскую игрушку, – предложил Конрад.
Юури живо вспомнил плачущую куклу и вздрогнул.
– Уверен, Гвендаль и сам справится, она же не сломана!
И тут мао, вертящий куклу в руках, услышал подозрительный хруст. Голова фигурки отвалилась!
– Ой! – Юури попытался приладить головку обратно, но снова услышал треск.
Теперь ещё и туловище бедняжки распалось на две части!
Мао расстроено смотрел на пострадавшую игрушку, мысленно коря себя за неаккуратность. И тут он заметил, что тело куклы было полым, а внутри что-то лежало, словно в футляре.
– Тут что-то есть!
Конрад осторожно достал странную металлическую трубочку, состоящую из нескольких тонких скрученных пластинок. На листочках, похожих на куски жести или крепкой фольги, ясно виднелась гравировка.
– Кажется, здесь что-то написано! Это наверняка указания для поиска сокровищ! –обрадовался мао.
– Нет, тут какие-то списки… рецепты… Слишком мелко, без увеличительного стекла не прочитать.
Юури поморщился:
– Зачем прятать рецепты блюд?
– Это не еда. Кажется, это рецепты краски и грунтовки. А на этой пластинке упоминаются особые добавки для стекла.
– А вдруг, – мао посмотрел на Конрада, – это и есть сокровище Мердера? Главное сокровище! Тайна его чудесных кукол!
– Проверить можно только вернувшись домой, но, скорее всего, это действительно оно! – согласился защитник.
Юури аккуратно и почти торжественно завернул куклу с металлическими пластинками в лоскут ткани и положил во внутреннее отделение сумки. Впрочем, ликовать было ещё рано, ведь загадка исчезновения мастера пока не была разгадана.
Мао зябко поёжился. Увлечённый рассматриванием фигурки, он совсем не замечал, что из-за дождя, то стихающего, то снова усиливающегося, на улице стало ещё холоднее. А из дверного проёма тянуло сыростью.
Конрад набросил на плечи одеяло и откинул край, приглашая Юури. Мао присел рядом и его тут же обняли, укутывая плотной шерстяной тканью.
Было приятно и уютно прижаться к тёплому боку защитника, смотреть на огонь в очаге и слушать шум дождя. Постепенно мысли о привидениях и тайнах начали сменяться размышлениями о совершенно других вещах. Сумев найти спрятанное много лет назад сокровище, Юури так и не смог ничего вспомнить о себе. А вдруг память вообще уже никогда не вернётся? Если касательно дел ещё можно было как-то «компенсировать утраченную память собранной информацией», как выразился тогда Мурата, то как следовало поступить с забытыми чувствами? Мао понимал, что не сможет вечно убегать от решения проблемы. Стоило ли поговорить с Конрадом об этом? Если так, то лучшего места и времени сложно придумать.
– Знаешь, я так надеялся, что как только снова попаду сюда, мгновенно всё вспомню. Я был так в этом уверен, я готов был поспорить! Но чуда не произошло, – Юури разглядывал пушистые оранжевые язычки пламени.
– Не переживай, память обязательно вернётся. Всё хорошо.
А ведь и правда, всё хорошо. Со страной всё в порядке, всё нормально у друзей и родных. Сейчас тепло и уютно. И Конрад рядом. Всё хорошо…
– А когда мы были вместе… ну наедине, как это было? – почему-то спросил Юури.
Конрад немного повернулся и посмотрел на него.
– Ты действительно хочешь это знать?
Серебристые искорки в карих глазах, глубоких и бархатных, мягко мерцали. Кажется, один этот взгляд уже мог согреть, окружить теплом.
– Хочу, – ответил Юури.
Конрад наклонился и коснулся губами губ Юури. Мягкий, очень осторожный поцелуй показался мао таким неожиданным и таким… долгожданным.
А потом Конрад немного отодвинулся, и опять посмотрел прямо в глаза, будто молча спрашивая: «Всё ещё хочешь знать?»
Юури не чувствовал отвращения или страха. Это же Конрад.
«Всё ещё хочу» – взглядом ответил Юури.
И тогда Конрад снова его поцеловал. На этот раз по-настоящему.
Долгий, сладкий, кружащий голову поцелуй заставил забыть обо всём на свете. Всё, чего хотелось Юури – чувствовать тепло Конрада и видеть бархатные карие глаза с серебристыми искорками.


Мао проснулся и понял, что уже давно день. Юури лежал под боком у обнимающего его Конрада, стараясь не шевелиться, но даже лёгкое движение заставило защитника открыть глаза.
– Давай полежим ещё немного? – тихонько попросил Юури.
Конрад улыбнулся, поправляя одеяло. Мао закрыл глаза, собираясь ещё чуть-чуть подремать, но вдруг почувствовал, что кто-то за ними наблюдает.
В дверном проёме показался ухмыляющийся Йозак.
Юури подскочил, покраснев как помидор. Конрад же выглядел спокойным, как ни в чём не бывало.
– Доброе утро! – поздоровался Гурриер. – Я нашёл в городе кое-кого, кто знает, что случилось с Мердером и его слугами.
– А мы нашли сокровище! – похвастался в ответ Конрад.
– Сокровище, хех? – рыжий разведчик усмехнулся, кивнув на измятую постель.
– Правда! – не выдержал мао. – В той старой кукле были спрятаны записи Мердера, все его секретные рецепты!
– Ну раз так, то здесь больше делать нечего? Отправляемся в город?
Из-за ночного дождя трава была мокрой, а дорога слишком грязной. Зато небо снова радовало синевой и тёплым солнышком, хотя воздух всё ещё оставался холодным. Юури сгорал от нетерпения поскорее увидеть свидетеля тех старых таинственных событий, представляя древнего старика с длинной белоснежной бородой. Каково же было его удивление, когда Йозак привёл их в дом, где их встретила молодая женщина.
– Это Эмма, дочь родственницы одного из слуг в доме Мердера, – представил девушку Гурриер. – Но эта женщина переехала почти сразу после исчезновения кукольника, поэтому её и не могли расспросить. А теперь её дочь Эмма вернулась в родные места.
– Дядя моей мамы работал на Мердера много лет. Когда они с хозяином приезжали в город, он всегда приходил её проведать, поэтому моя мама знала, что происходит в том доме, – начала свой рассказ Эмма.
– И из её рассказов вы помните, из-за чего умер мастер?
– Умер? – удивилась девушка. – Он был жив тогда. Карл Мердер тайком покинул дом вместе со слугами, согласившимися сопровождать его в путешествиях. Он ведь был очень богат, поэтому мог позволить себе оплачивать все расходы и для слуг.
– То есть его никто не убивал и не закапывал в лесу? Он просто сбежал, так что ли? – Юури, как и его друзья, с изумлением слушал странную историю.
– Ну в общем, да.
– А зачем ему было сбегать из собственного дома? Он мог бы его продать, например.
– Его шантажировал владелец магазина, которому он продавал кукол. Мердер мечтал отправиться путешествовать, повидать мир. Разумеется, торговец слишком многое потерял, если бы не мог больше продавать такой великолепный товар. Поэтому он пригрозил старику, что наймёт разбойников, которые покалечат мастера, переломав ему ноги. Тогда бы, лишившись возможности передвижения, Мердеру до конца своих дней пришлось бы взаперти продолжать создавать кукол, обогащая хозяина магазина. Карл Мердер никого не любил и никому особо не доверял, кроме проверенных годами слуг. Поэтому, окончательно разочаровавшись в окружающих, он собрал вещи и уехал.
– Но ведь после его пропажи о Карле Мердере и его куклах больше никто не слышал.
Эмма вздохнула:
– Из писем дяди мама узнала, что мастер сменил имя и больше не создал ни одной куклы. Он просто путешествовал, наслаждаясь заработанным покоем, как и мечтал.


– … вот так вот просто, – разочарованно подытожил мао. – И никаких привидений.
Юури, Конрад и Йозак закончили рассказ о своих приключениях. Гюнтер, Гвендаль, Вольфрам и остальные внимательно слушали. Записи знаменитого кукольника уже передали талантливому мастеру из столицы, частенько занимающемуся восстановлением самых разных предметов искусства в замке Клятвы-на-крови. Воспроизвести все составы он ещё не успел, но даже одного прочтения ему хватило, чтобы в восхищении подтвердить невообразимую ценность изобретений.
– Здорово, что мы теперь можем изготавливать новых красивых кукол по рецептам Мердера. Но я не понял две вещи. Во-первых, почему Мердер спрятал свои записи в какой-то чужой кукле? – спросил мао.
– О, это не «какая-то» кукла, это одна из первых работ мастера, созданная ещё до того, как он изобрёл способ придавать своим творениям реалистичность, – вдохновлено пояснил Гюнтер. – Взгляните, и вы заметите едва уловимый единый стиль!
– Я и так верю! – Юури замахал руками. – Хватит с меня кукол!
– А вторая непонятная вещь? – спросил Гвендаль.
– Огоньки. Мы так и не узнали, что это был за свет.
Йозак вдруг усмехнулся:
– А я, кажется, догадался! Когда мы исследовали дом, то видели множество жуков. Тогда я не придал этому значения, но ведь это был один из видов светлячков! Причём именно у них самые яркие огоньки, и ещё они любят сбиваться в большие стаи. Но они светятся не всегда, а только в период размножения, несколько раз в год. Поэтому-то я и забыл, что это светлячки.
Все тайны оказались раскрыты, и, хотя память к Юури не вернулась, это уже не пугало мао так сильно. Ведь главное для себя он уже решил!


Прошло две недели.
Спускаясь по лестнице, мао запнулся и чуть не полетел кувырком вниз. Только чудом он успел в последнюю секунду схватиться за перила. Вцепившись влажными от пота дрожащими пальцами в деревянный поручень и пытаясь восстановить сбившееся дыхание и взбесившееся сердцебиение, Юури вдруг обнаружил, что всё помнит. И разрыв помолвки с Вольфрамом, и свадьбу с Конрадом, и вообще всё! Мао сел на ступеньки и засмеялся. В конце концов, теперь у него в воспоминаниях было сразу два разных признания в любви к одному и тому же дорогому человеку. И целых два «первых раза»!

@темы: фанфик, творчество, Зимняя Фандомная Битва, ЗФБ, Winter Temporary Fandom Combat, WTF, Kyou Kara Maou!

URL
   

про кукол

главная